3. Коксалгия у детей

Анализ полученных нами данных подтвердил, что коксалгия является мультифакториальной и полиэтиологической патологией, в основе которой лежит ответная реакция ТБС на действие эндоген­ных и экзогенных факторов. Причины, ее вызыва­ющие, реализуются в различные заболевания: тран­зиторный синовит — в наших наблюдениях 99 (18,9%) больных, болезнь Пертеса — 39 (7,4%), дистрофическую дисплазию в стадии компенсации —  21 (4,0%) больной, нейродиспластическую кок-сопатию — 23 (4,4%), эпифизарную дисплазию — 13 (2,5%), другие нарушения плотности и структу­ры кости — 5 (0,9%) больных; недифференцирован­ная коксалгия имела место у 324 (61,9%) пациентов.

Разработанный алгоритм ранней диагностики позволил начать раннее лечение с уточнением так­тики ведения пациентов с впервые выявленными заболеваниями.

У 288 детей с кратковременной коксалгией ле­чение заключалось в охранительном режиме с раз­грузкой больного сустава, применении физиоте­рапии (магнитотерапия, электрофорез новокаина и йода калия), массажа, лечебной гимнастики. Динамическое наблюдение осуществлялось в те­чение 3 мес. Функциональных расстройств пора­женного сустава не отмечено.

К определению тактики лечения остальных 236 больных подходили дифференцированно и индивидуально.

Тактика ведения больных с транзиторным синовитом зависела от выраженности суставного вы­пота, реакции капсулы сустава, а также от нару­шений микроциркуляции. При наличии незначи­тельного выпота больным с инфекционно-аллергическим реактивным синовитом назначали орто­педический режим с разгрузкой сустава, курс не­стероидной противовоспалительной терапии, ви­таминотерапию (А, Е, С), десенсибилизирующую терапию, санацию очагов хронической инфекции, физиолечение — магнитотерапию (аппарат «Алмаг»), ультрафиолетовое облучение по двум зонам, лечебную гимнастику и массаж. При увеличении объема суставной жидкости более чем в 1,5 раза, сопровождающемся компрес­сией сосудов, производили пункцию ТБС для сня­тия избыточного внутрисуставного давления. Все­го выполнено 27 вмешательств — без осложнений. Разгрузку сустава осуществляли с помощью, абдукционно-ротационно-флексорной шины, изго­товленной в нашей модификации. Применяли нестероидный противовоспалительный препарат «Найз» в возрастной дозировке (до 10 дней).

Для улучшения микроциркуляции назначали сосудорасширяющую терапию и физиолечение — криоамплипульс-терапию, которую мы считаем наиболее патогенетически обоснованной. Сочетанное воздействие импульсных токов и холодового фактора давало выраженный противоотечный и обезболивающий эффект со значительным улуч­шением периферического кровотока. Применяли также массаж, лечебную гимнастику. После вы­писки из стационара пациентов продолжали наблюдать в течение 1 года. Контрольная допплеросонография, проведенная через 1 и 6 мес, пока­зала в 23 случаях хороший и только в 4 — удов­летворительный результат (сохраняющиеся на­рушения микроциркуляции и утолщение хряща головки бедренной кости) без реализации в остеохондропатию.

К группе риска по развитию болезни Пертеса были отнесены 36 пациентов с диагнозом «дистро­фическая дисплазия». Как показал допплеросонографический мониторинг, придание нижней конечности в шине положения сгибания 20-40°, отведения 30-40° и наружной ротации 20-30° способствовало восстановлению кровообращения в пораженном суставе. Наложение шины сочетали с применением сосудорасширяющей терапии и физиопроцедур (аппликации озокерита, электро­форез никотиновой кислоты, эуфиллина на пояснично-крестцовый отдел позвоночника), массажем и лечебной гимнастикой. Клиническое наблюдение осуществляли в течение 1 года. Компенсация мик­роциркуляции в этой группе достигнута у 21 ре­бенка. У 15 пациентов в сроки до 3 мес констатиро­вана болезнь Пертеса.

Детям с болезнью Пертеса (39 человек) прово­дили комплексное консервативное лечение, что позволило избежать миграции головки бедра и спо­собствовало нормализации микроциркуляции в ней. Назначали остехондропротекторы, сосудорасши­ряющую терапию, препараты, содержащие каль­ций, фосфор и микроэлементы. Физиотерапию при­меняли с учетом стадии болезни в сочетании с ле­чебной гимнастикой и массажем. Наблюдение за больными осуществляли на всем протяжении заболевания — 2,85±0,14 года (см. рисунок).

У больных с нейродиспластической коксопати-ей (23 человека) проводили разгрузку пораженно­го ТБС с помощью манжеточного вытяжения. Ле­чение включало применение препаратов, стиму­лирующих регенерацию нервной и костной ткани («Нейромультивит», «Кальцинова», «Кальцид») в возрастных дозировках, сосудорасширяющую терапию, физиотерапию (электрофорез кальция хлорида, ультразвуковая терапия, тепловые про­цедуры), лечебную гимнастику и массаж. Наблю­дение за больными продолжали 3—4 года. У 4 па­циентов развилась болезнь Пертеса.

При эпифизарной дисплазии (13 больных) ле­чебно-профилактическая консервативная терапия включала охранительный режим, короткие курсы нестероидной противовоспалительной терапии, применение витаминно-минеральных препаратов, физиотерапию (тепловые процедуры, фонофорез с мазью «Хондроксид»), лечебную гимнастику, мас­саж. При клиническом наблюдении в течение 2 пос­ледующих лет деструктивных изменений в пора­женном суставе не выявлено.

Заключение. Проведенное исследование под­тверждает необходимость и важность ранней ком­плексной диагностики при коксалгиях у детей с целью выявления их истинных причин. Обосно­ванная, рациональная тактика ведения и лечения пациентов позволяет предупредить нарушения кровообращения и тотальное разрушение костных структур тазобедренного сустава, сохранить его анатомо-физиологическую полноценность, сокра­тив при этом сроки лечения.