2. Эндопротезирование коленного сустава

«Стандартное» эндопротезирование. При ус­тановке эндопротеза руководствовались рекомен­дациями фирмы-производителя («Zimmer» или «Stryker»). Осуществляли медиальный парапа-теллярный доступ к коленному суставу, надко­ленник смещали в сторону и отворачивали. Про­изводили медиальный или латеральный релиз (выделение, освобождение боковых связок) — в зависимости от характера деформации колен­ного сустава. Опил бедренной и большеберцовой кости после резекции поверхности надколенника выполняли под размеры устанавливаемых на ак-рилцемент компонентов протеза по направителям и шаблонам (рис 2).

 

 

Эндопротезирование с использованием нави­гации. Операцию начинали с небольших разрезов для установки вкручиваемых в бедренную и большеберцовую кости кортикальных 3-миллиметровых стержней — пинов, на которых фиксирова­лись датчики для обеспечения связи с компьюте­ром и согласования компьютерной программы с анатомическими костными структурами. Во вре­мя ротации бедра производили кинематический анализ для определения центра вращения головки бедренной кости. Все требуемые по шаблонам опилы костей выполняли под контролем компьютера, который подсказывал результирующую правиль­ную ориентацию компонентов (рис. 3).

 

2. Эндопротезирование коленного сустава

 

 

2. Эндопротезирование коленного сустава

 

Следует отметить, что при имплантации эндопротеза Nex Gen требовалось несколько изменить методику под навигационное оборудование. Это связано с тем, что тибиальная платформа имеет наклон кзади 7°. Перед резекцией большеберцовой кости необходимо точно определить ротацию тибиального компонента эндопротеза. При имплан­тации эндопротеза Scorpio этого не требуется: тибиальный компонент не имеет наклона, и его ре­зекция может быть выполнена из любого положе­ния направителя. Баланс связок сустава проверя­ли в ходе операции, используя тестовые блоки (компоненты эндопротеза).

Таким образом, с хирургической точки зрения разницы в доступе при применении двух сравни­ваемых методов эндопротезирования коленного сустава практически нет. Различия заключают­ся в необходимости введения при использовании навигации стержней для установки элементов компьютерной системы, а также в той точности, которую обеспечивает навигационная программа. Каждый этап операции можно перепроверить, вовремя скорректировать и оставить в памяти ком­пьютера. На экране монитора хирургу наглядно выдается планируемое положение установки эн­допротеза поэтапно. Однако на настройку компью­терной программы уходит определенное время.

Послеоперационное лечение в основной и конт­рольной группах было одинаковым: анальгезиру-ющая терапия по показаниям, контроль гемоглобина и при необходимости переливание крови, про­филактика тромбоза глубоких вен, курс антибио­тиков. Активизация больных начиналась на сле­дующие сутки после операции.

Оценка функциональных результатов лечения проводилась с использованием шкалы Оксфорда. Больные проходили анкетирование через 1,3 и 6 мес после оперативного вмешательства. Соглас­но шкале Оксфорда, чем меньше суммарное число баллов, тем лучше достигнутый результат: «иде­альному» функциональному результату соответ­ствует оценка 12 баллов, «крайне неудовлетвори­тельному» — 60 баллов. В обеих группах получен­ные для каждого больного оценки суммировались и вычислялась средняя оценка по группе. Резуль­тирующей являлась суммирующая кривая, демон­стрирующая различия по функциональному ре­зультату между основной и контрольной группа­ми. Критерием готовности больного в функциональ­ном плане к выписке из стационара служили сги­бание в коленном суставе 90°, мышечная сила, до­статочная для ходьбы без посторонней помощи и без болевого синдрома.

Послеоперационное рентгенологическое обсле­дование пациентов было аналогично таковому пред операцией. Продвинутый тамада на свадьбу.