4. Коррекция косолапости

Результаты

В 2007-2008 гг. лечение по описанной техноло­гии проведено 21 больному в возрасте от 3 до 16 лет с тяжелой эквиноварусной деформацией стоп.

Функциональное состояние голеностопного сустава и стопы до и после лечения оценивали с использованием разработанной балльной шкалы, учитывающей: субъективные признаки, отражаю­щие состояние больного; результаты специальных функциональных тестов и двигательных заданий; данные клинического обследования; результаты инструментальных методов исследования. В соот­ветствии с полученным интегральным показа­телем результат лечения относили к одной из трех групп: «компенсация», «субкомпенсация», «де­компенсация функции голеностопного сустава и стопы».

До начала лечения 33,3% больных находилось в группе «субкомпенсация», 66,7% — в группе «де­компенсация». Компенсации не отмечено ни у од­ного пациента. После проведенного лечения в груп­пу «компенсация» вошли 42,9% больных, в группу «субкомпенсация» — 57,1%. Случаев декомпенса­ции не было.

Приведем два клинических примера.

Больной Ш., 3 лет, поступил в отделение с рециди­вом двусторонней эквиноварусной деформации стоп пос­ле неоднократного хирургического лечения (рис. 4, а, б); функциональное состояние голеностопных суставов и стоп — декомпенсация. Поочередно произведена кор­рекция деформации обеих стоп по нашей методике (рис. 4, в, г). Клинико-рентгенологический результат ле­чения через 1,5 года представлен на рис. 4, д. Функциональный результат — компенсация. Ребенок остается под нашим динамическим наблюдением. По достижении воз­раста 5 лет планируется проведение ему курса лечения методом функционального биоуправления.

Больной М., 15 лет, поступил с рецидивом лево­сторонней косолапости после неоднократного консер­вативного лечения (рис. 5, а). В отделении проведено комплексное лечение с применением аппаратной техни­ки и повторными курсами функционального биоуправле­ния (рис. 5, б). Клинико-рентгенологический результат лечения через 2 года представлен на рис. 5, в. Функ­циональное состояние голеностопного сустава и стопы до лечения расценивалось как субкомпенсация, после лечения — как компенсация.

В оценке частоты развития рецидивов дефор­мации имелись определенные ограничения, связан­ные с тем, что продолжительность послеопераци­онного наблюдения пациентов, лечившихся по представленной технологии, не превышала 2 лет. Тем не менее мы провели сравнение с данными ретроспективного анализа результатов, полученных у 26 больных с косолапостью при оператив­ном лечении по общепринятой технологии (2005-2006 гг.). При одинаковом сроке наблюдения (2 года) рецидив деформации в этой группе развился в 33,1% случаев, тогда как в группе больных, опе­рированных по новой технологии, признаков рецидива пока не отмечено ни в одном случае.

Таким образом, первые положительные резуль­таты предложенного комплексного, анатомо-функционального подхода к лечению тяжелых форм косолапости свидетельствуют о перспективности 'разрабатываемой технологии и целесообразности дальнейших исследований в этом направлении.